Степновская точка.

Машина неслась, догоняя рассвет, на восток Ставрополья, который так остро нуждается в преодолении оттока русского населения. Рваные клочья туч растворились в светлеющем небе, и Степновский район встретил необычно теплой для поздней осени погодой.

На краю недавно убранного поля расположился казачий лагерь: большие палатки, у каждой – добротный широкий стол да своя полевая кухня. Повсюду снуют стайки детворы разного возраста: мелькают меж позолоченных деревьев в ближнем лесочке, рассекая теплый степной ветер носятся по жнивью, в шутку борются, заливаясь хохотом, на карематах в расположении лагеря. Здесь они дышат волей, казачьим духом, еще не понимая взрослых забот, по-детски счастливы у себя дома, на родной земле, под бережной защитой взрослых.

Сергей Любезных, атаман Варениковского станичного казачьего общества, встречает нас, и сразу же, как водится испокон веку, гостеприимно провожает с дороги к столу под открытым небом. Женщины суетятся возле дымящих казанов, наливают в кружки горячий чай, подвигают поближе тарелки с печеньем и увесистыми бутербродами. «Степняки», как по-доброму величают здешних казаков в других обществах Ставрополького округа, уже 14 лет подряд дважды в год проводят масштабные молодежные казачьи игры, в которых участвуют буквально все, по выражению Виктора Жигалкина — «от нуля до седой бороды». 200 казачат самых разных возрастных категорий в командах из Зеленой Рощи, Иргаклы, Варениковского, Ольгино и Степного трое суток соревнуются в сугубо казачьих и военно-спортивных дисциплинах. Участвуя по возрастам, детвора и взрослые добиваются первенства в кроссе, подтягивании на перекладине, метании гранаты и ножа, стрельбе из карабина и пневматической винтовки, военнизированной эстафете, армреслинге, конкурсе альпинисткой подготовки «Паутина». Казачью удаль каждый проявляет в мастерстве владения шашкой, верховой езде, знании истории, традиций и фольклора казачества. На «закуску» — игра в пейнтбол.

Происходящее в казачьем лагере меньше всего напоминает армию с чередой построений. Палаточный городок роится как дружный муравейник, чередой идут соревнования, в то же время кто-то кушает, пристреливает пневматические винтовки, метает ножи в круглый деревянный брусок, но ощущения хаоса нет. Пребывание в степном лагере похоже скорее на хорошо организованную свободу, а проще говоря: казачью волю.

Юная Дарья Уварова, настоящая казачка с двумя блестящими черными косами, проносится на крепком коне с подходящей кличкой Красавчик. Застенчиво щурясь на солнце, она гладит бархатный нос любимца – свой конь, мечта ее детства, вернувшая Дашу домой из Ставрополя после окончания Аграрного университета. Девушка признается: все шесть лет учебы знала, что будет жить на родине, и в мыслях не было остаться в городе. Как без этой воли, ребятни, что просит покататься на коне? Она верит в лечебную силу лошадей и трогает мою душу признанием, что в седле осторожна — не хочет волновать маму.

Красавчика уводят казаки: показывать удаль в верховой езде. По очереди они демонстрируют правильность посадки, шаг, рысь, галоп, поворот на ходу и другие элементы, которые оценивают судьи. Тяжелые копыта коня легко взбивают пахоту, и всадники стремительно улетают в горизонт. На мой дилетантский взгляд все управляются с жеребцом уверенно. Но шутки показывают, что это не так:

— Это тебе не на форде ездить! Поцелуй его что ли в левое ухо! – подшучивают казаки друг над другом.

Мне кивают на мальчишку: вон, мол, победитель. Дима Жигалкин, внук Виктора Васильевича, пятый из одиннадцати детей своего отца Дмитрия Жигалкина — с шести лет на коне, в седле как влитой. Пробую поговорить с Дмитрием, отцом лихого наездника Димы, почему он разводит лошадей. Но тот лишь отшучивается:

— Мясо у них вкусное.

— Тогда откройте секрет, что конокрады шепчут лошади в ухо?

— Чтоб ты в газете написала, как коней воровать? – смеется казак. А его сынок объясняет неразговорчивость отца, мол, примета такая — нельзя своих лошадей хвалить.

Мы перемещаемся к пруду, здесь идет альпинистское испытание «Паутина». Младшая ребятня снует по деревянным мостикам, играет в «рыбалку» пластиковыми бутылками на веревках. Старшие казаки прилаживают на себе снаряжение, инструктор Дмитрий Ивахин из Зеленой Рощи (кстати, сам отец семерых детей) лично проверяет крепежи у всех ребят. По очереди они взбираются почти на самую верхушку огромной ивы и оттуда перелетают по протянутому тросу на другой берег. Обратный путь не так скор: вниз головой, подтягивая собственное тело по тросу, над водной рябью пруда.

Пока мы болеем за участников соревнований, с атаманами завязывается разговор о житье-бытье, который не может не затрагивать проблемы казачьего землепользования. Без земли ведь никак: не то, что игры для ребят не проведешь, вообще не выживешь!

— Мы отдаем землю в субаренду казакам-фермерам, получатся сами ее обрабатываем. Нам никто землю просто так не дал, добиваемся только через суды. Как на ней не работать? Спрашиваешь, почему другие отдали? А никто работать не хочет: вы, мол, как деревенские, лапотники, — говорит Сергей Любезных.

В казачестве Сергей Петрович с 92 года. Помнит, как казаки со всего района собрались в Степном и кто-то сказал: раз мы казаки, то надо быть и фермерами. Никто не понимал — как это?

— А технику как приобретали, вскладчину? – спрашиваю.

— Кредиты брали на себя, на жен. Боялись! Вскорости из 40 человек нас осталось 16. Потому что при первом же разговоре с администрацией, нам сказали, что отключат воду, газ, свет и 24 человека передумали. Пришли к директору колхоза: хотим выйти в фермеры. А кто вы такие? Казаки. Он говорит: понадевают тут и ходют, пошли вон, гусары! Так и сказал, не хотел с нами разговаривать. Мы все равно выбили каждому по 12 гектаров в собственность и по 25 га еще в аренду. Кто тогда хотел, все получили землю. А у кого сейчас нету, тот и не возьмет.

— Почему?

— Земли нет свободной, ее всю поделили.

— Ну а бесхозные?

— Нету таких. Все перенесли в районный фонд, на каждом клочке работают. Разве что договор заканчивается, и кто-то из пайщиков хочет отдать.

Степновские казаки сетуют на 101-й закон, в 5 пункте которого говорится: «земельные участки из земель сельхозназначения, находящиеся в государственной или муниципальной собственности могут передаваться…казачьим обществам» и далее по списку. В формулировке «могут передаваться», а не «должны» многие видят причину бесконечных судов с администрацией.

— Два года по кругу ходим, по инстанциям, нормальный человек это не потянет, — говорят.

— Но вы ж тянете.

— Потому что за идею. Не без веры в то, что делаешь, — говорит Любезных.

Сергей Уваров, атаман Степновского РКО объясняет:

— Все губернаторы, начиная с Гаевского, потом Зеренков, теперь Владимир Владимиров, говорили казакам: вы ж не бросайте восток края, не уходите. А как же мы можем не уйти? Чтобы не уйти, нужно оставить своих детей. Глава Степновского района Сергей Викторович Лобанов уже выступал публично с такими цифрами: по статистике в нашем районе на дагестанца приходится в полтора раза пашни больше, нежели на русского, и в 17 раз больше целины. А мы только и слышим обвинения, что забираем землю. Разве нарушается закон, когда ее берут казаки? Как еще найти здесь работу? Ту землю, которую мы взяли по 101-му закону без судов, мы отдали своей молодежи, помогли семенами, соляркой, техникой. Им нужно самим становиться на ноги, учиться хозяйствовать. И появилась надежда. Чтобы жить на земле, надо 70 гектар хотя бы на семью. Но чтобы заниматься зерновыми, этого мало, не прокормишься.

— А сколько нужно?

— Хотя бы 300. Иначе не будет развития, технику очень сложно купить.

Сергей Александрович тоже не верит в эффективность 101-го закона, хотя признается, что все казаки возлагали на него большие надежды.

— Я об этом открыто сказал последнем заседании по земельным проблемам в Курской. Там обещали, что вроде бы как в 2016 году сколько-то тысяч гектаров земли освободится, и казаки их получат в округ. Неужели кто-то думает, что их нам отдадут? Да никогда.

В Степновском районе казаки обрабатывают 15% районной пахотной земли. Из них только чуть менее двух тысяч га они получили, опираясь на № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», остальное отсудили, хотя и благодаря ссылке на 5-й пункт этого закона.

Виктор Жигалкин уверен:

— Все зависит от главы администрации района и от напора казаков. 101-й закон полезен, но он в основном саботируется администрациями точно так, как в 96 году постановление Черногорова о целевом земельном фонде. И казаки виноваты — не настояли тогда. Нам просто повезло с атаманами, не было непорядочных. Покойный Василь Дикий как вцепился! Оформил 405 гектар из полутора тысяч в бессрочное пользование.

— Во многих обществах не захотели брать неудобья, — напоминаю я события 90-х. В ответ казаки реагируют бурно:

— Да нам все дали неудобья! Ничего, работаем до сих пор!

— Казачья земля – хорошая! – увесисто говорит Любезных.

— Только в Степном балок нет, — замечает Жигалкин. – Везде бугры, у нас прямо гора Арарат, трактор буксует… И все равно! – машет мозолистой ладонью Виктор Васильевич

— Прем в гору?

— Еще как прем! – в один голос восклицают собеседники. Вспоминают и другие истории:

— Дали раз 560 га. Да как хитро! Дали в Варениковке, но на строительство церкви Зеленой Рощи. Мы должны были сцепиться, но оказались умнее. Всяко было, с кем только не судились. И с администрацией, и с рейдерами…

— Вот если бы по нашему пути пошли бы все казачьи общества, — замечает Сергей Любезных. – Были бы настойчивее.

На востоке края другой зацепки нет, уверены казаки. Без земли рванет молодежь на заработки кто куда. Степновчане едины во мнении: казак обязательно должен быть хозяином, должен и в городе пытаться открыть свое дело: шиномонтаж, пекарню, хоть что-нибудь. Время трудное, но надо пробовать помочь друг другу, скинуться, какой-то кредит взять. Сельское хозяйство ведь тоже крайне рискованное занятие. В знойном климате востока края это особенно чувствуется: нет дождей, высока опасность града. Так и живут: сто гектаров выбило — два миллиона убытков с одного поля. И страховать посевы не выгодно: не дошли мы еще до цивилизации в этих вопросах, страховку выбить – не один суд пройти.

Фермеры Степновского РКО сеют разные культуры: пшеницу, ячмень, горох, лен, просо, рапс, сафлор, который Сергей Любезных называет «попугайским кормом». Выгода одна: климат озимые не вытягивает, за суховеем можно ничего не собрать. При этом казаки каждый год больше чем по миллиону рублей тратят на строительство храмов. На круге определяют обязательный взнос в казну с казачьей земли.

— Меня часто обвиняют, что я создал систему «всех держать на поводке», — говорит Виктор Жигалкин. — Мол, вы казачью землю даете в субаренду на 11 месяцев. А мы прошли мы через то, как некоторые казачью землю взяли, а служить не хотят. То по казачьим делам ехать больной, а по своим здоровый, то на игры детей некогда везти, пахать им надо. Пахота – не сев, не срочно. Выходит, мы дурака валяем, а они работают. Казачья земля – это льгота за казачью службу, не хочешь служить – откажись.

Атаманы вспоминают прошедшие 25 лет, говорят, что легче, чем в 90-х не становится. Время изменилось, и трудности стали другими, но не исчезли.

— Вот вы дружные, прошли многое и слились в силу, — говорю я. — У вас есть крепкие многодетные семьи, казачата «варятся» в малых казачьих кругах. Вы спокойны за их будущее?

— Ну ты еще скажи, чтоб мы на три поколения вперед загадали! – отвечает Сергей Петрович, и мне становится неспокойно. – По крайней мере воспитываем так, чтоб не подвели.

К столу подбегает парнишка.

— Чего, Иван Иваныч, кушать хочешь? – ласково спрашивает Виктор Жигалкин.

— Ваньку попробуй не накорми! – шутит Сергей Любезных.

Ваня стесняется, говорит, что не голоден.

— Бутерброд тебе сейчас сделают персональный, здоровый!

— Я булочку буду, — говорит казачонок.

— Ну, хватай крендель! – смеются казаки. Ванька убегает к костру, вокруг которого сбилась в кучку разновозрастная ребятня. Дымок тянется к высокому осеннему небу.

Русский, казачий народ везде одинаков, что на востоке, что на западе. Силен, когда живет за други своя, за великую идею. А небольшой Степновский район вроде бы только точка на карте России. Но точка стратегическая, которая не должна стать «горячей».

Плашка:

По итогам игр победителем была признана команда из Зеленой Рощи, второе место взяли ребята из Варениковского, третьими стали казаки села Ольгино. Помимо общекомандных зачетов, участники были отмечены в личном первенстве:

Кросс – Даниил Бучак (с. Варениковское);
Метание гранаты – Михаил Абдурахманов (с. Ольгино), за бросок на 59 метров;
Подтягивание на перекладине – Дмитрий Юпа (с. Ольгино), результат — 38 раз;
Снайпер – Роман Титаренко (с. Зеленая Роща);
Метание ножей на точность – Андрей Долженко (с. Зеленая Роща);
Верховая езда – Дмитрий Жигалкин (с. Варениковское);
Стрельба из пневматической винтовки – Сергей Бережной (с. Степное) и Андрей Долженко (с. Зеленая Роща);
Казачья шашка – Сергей Бей (с. Ольгино).

Все победители были награждены ценными подарками, а завершились игры, как и начались, благодарственным молебном.

Автор: Наталья Гребенькова

источник: КИАЦ